автор: Александр Нестеров дата: 22.05.2015 + +20 -

Партизанское движение промышленников – единственный действующий механизм импортозамещения в России

Держать удар

Импортозамещение – очередной декларативный лозунг чиновников или реальный механизм развития страны? Как в условиях западных санкций российские производители могут воспользоваться открывшимся окном возможностей на отечественном рынке? Своим взглядом на этот вопрос делится руководитель с большим положительным опытом именно в вопросах антикризисного управления и импортозамещения – генеральный директор ОАО «Череповецкий литейно-механический завод» Владимир Боглаев.

- Владимир Николаевич, недавно в программе Сергея Лисовского «Капитал» на канале РБК вы высказали сразу несколько тезисов, которые хотелось бы обсудить в силу, скажем так, их неочевидности. И первый вопрос касается сравнения возглавляемого вами предприятия с партизанским отрядом, совершенно непонимающим «генеральских» планов промышленно-экономического командования страны.

- Ну, как раз тут всё очевидно даже далёкому от производства человеку. Несоответствие деклараций широко разрекламированных в СМИ программ развития («четыре И», модернизации и инновационного развития, создание новых 25 миллионов высокопроизводительных рабочих мест и т.д. и т.п.) и реальных мероприятий, приведших экономику страны к прямо противоположным результатам, способны дезориентировать кого угодно. При этом отсутствие кадровых последствий в правительстве и продолжающаяся отрицательная селекция в аппаратах управления всех уровней наводит на предательскую мысль, что или с планы в реальности были другими, или генералы не все были нашими. Я не склонен искать чёрных кошек в чёрной комнате и утверждать чего-то за кого-то, но за себя ответить могу: мне не понятна логика принятий решений ни в промышленной политике государства, ни в его кредитно-денежной системе. Более того, я за последние годы не встречал производственников, которым она была понятной. Ни одного. Давайте говорить откровенно, мысль о «чужих генералах» в нашем центральном штабе становится среди руководителей выживших промышленных предприятий не просто популярной, но и единственно логически объясняющей суть происходящего для «полевых командиров».

- Но если говорить о программах импортозамещения, то вы же не будете спорить, что практически двойное падение курса российской валюты не может не стимулировать рост производства у отечественного производителя?

- Соглашусь с тем, что понижение курса национальной валюты обычно даёт некоторое конкурентное преимущество местным производителям. Но не стоит забывать, что кредитно-денежная политика государства, которая может или стимулировать, или угнетать развитие производства, – это не только действия по девальвации. Если хоть немного вникнуть в суть производственного процесса, то очевидно, что для производства нужны средства производства (основные фонды) и краткосрочные оборотные средства. Простое обесценивание местных денег, конечно, удешевляет некоторые статьи затрат в производственной себестоимости, но с другой стороны сокращает и обесценивает относительный объём текущих активов, которых уже не будет хватать даже для поддержания простого воспроизводства. Нехватку оборотки можно, конечно, покрыть привлечением краткосрочных займов, но их стоимость даже после некоторого снижения ставки рефинансирования находится около уровня 18-20%, что для многих организаций полностью нивелирует некоторые девальвационные преимущества.

Тем не менее, есть некоторая часть промышленных предприятий, у которых эффект снижения затрат за счёт обесценивания национальной валюты остаётся выше роста затрат, вызванного увеличением цены обслуживания займов. Этой части предприятий можно надеяться на рост продаж, но… В этом случае они очень быстро выходят на предельный уровень загрузки своих мощностей. Без долгосрочных инвестиций в расширение производства дать бой импорту невозможно. При этом надо вспомнить, что мы с вами живём и конкурируем на глобальных рынках и любой инвестор (отечественный в том числе) не может принимать решения без учёта условий для инвестиций в других странах. Особенно после вступления России в ВТО.

А здесь сравнения катастрофически не в нашу пользу. В Европе покупка технологического оборудования в кредит на 5-7 лет приводит к его удорожанию за счёт обслуживания займа примерно на 10-15% (а при участии в госпрограммах вообще может иметь даже отрицательный рост). А у нас? В момент максимально громкого призыва к импортозамещению двери перед любым неспекулятивным инвестором демонстративно захлопнулись. И дело даже не в том, что стоимость в рублях оборудования возросла вдвое! Давайте просто пересчитаем январскую ставку рублёвого кредитования при действующем тогда курсе и сопоставим её с валютной стоимостью обслуживания займа. Итак, курс рубля для расчёта (ноябрь-январь) возьмём 65 руб. за доллар, а ставку по кредиту в 25%. Взяв на развитие один доллар через год вы будете должны банку 81,25 руб. или 1,53 долл. (по курсу 53 рубля за доллар с тенденцией укрепления нацвалюты). Таким образом, эффективная ставка по кредиту, приведённая к доллару, превышает 50% годовых. Очевидно, что инвестиции в основной капитал неизбежно должны рухнуть, что мы и наблюдаем. Можно, конечно, оспорить точность курсов и предсказания о том, что будет через год, но это занятие не для серьёзных долгосрочных инвесторов – при такой нестабильности в кредитно-денежной системе страны у нас останутся только биржевые игроки и спекулянты.

Да, возможно некоторое оживление в ряде производств за счёт обесценивания труда россиян и вовлечения в производственный процесс последних резервов недоамортизированных основных фондов советского периода, но эти судороги не должны вводить в заблуждение специалистов.

- Тем не менее, импортозамещающие мероприятия в стране действуют, и программы импортозамещения работают.

- Это как раз один из мифов, который сбивает с толку не только обывателей, сидящих у телевизора, но и производственников. Программы должны иметь четкие цели, временные рамки, ответственных за выполнение и обеспечиваться необходимыми ресурсами для выполнения мероприятий, которые должны обеспечить выполнение целевых показателей. Попробуйте найти такой документ в нашей стране. Есть некие возможности по поддержке избранных системообразующих предприятий и банков на федеральном уровне, но называть чётко заточенные под конкретные предприятия субсидии программами развития или импортозамещения не рискуют даже чиновники, склонные к декларативным утверждениям на публике. Хотя чего греха таить, после того, как ещё в сентябре 2013 года сообщалось о том, что глава региона дал поручение экономическому блоку разработать конкретную программу по импортозамещению на территории Вологодской области, надежда на то, что у нас такая программа появится, затеплилась, но… её нет и сегодня. А как говорится, на нет и суда нет.

- Владимир Николаевич, кажется, что вы всё же сгущаете краски. Данные по вашему предприятию не дают повода для такой пессимистической оценки. Объём производства и реализации ОАО «ЧЛМЗ» в 2014 году увеличился к уровню предыдущего года почти на 20%, а в первом квартале 2015 года вы идёте с темпами роста к аналогичному периоду прошлого года более, чем на 90%. Да и численность работающих на предприятии увеличилась за два года более чем на 15%. Сегодня за месяц завод производит в пять раз больше продукции, чем за весь тот год, когда вы только пришли на предприятие. Вы говорите о проблемах с инвестициями в основные фонды, но простая прогулка по механическому цеху показывает, что на последних незанятых его площадях строители возводят фундаменты под целый ряд станков, а прямо при нас шла разгрузка комплектации совершенно нового, ещё в целлофане, станка с ЧПУ…

- Не всё так однозначно. Внешнее благополучие сегодняшней картинки вызвано не государственной заботой и прозорливостью чиновников, а является следствием заводских управленческих и предпринимательских решений последних пяти-семи лет. Основным источником роста объёмов производства для нас стало направление замещения импорта в нефтехимии и атомной промышленности. Чтобы произошло взрывное увеличение продаж по этому направлению в первом квартале почти в пять раз, мы должны были за последние годы обновить литейные мощности, выкупить лицензии и освоить выплавку целого ряда спецсплавов, в том числе тех, которые невозможно качественно производить без продувки аргоном. Тот уникальный станок, разгрузку которого вы видели, был разработан специально для нас и оплачен заводом ещё два года назад, 12 других тяжёлых станков, устанавливаемых сейчас в механическом цеху, также были оплачены и привезены ещё до центробанковской вакханалии, как и широкий спектр оборудования для нашей лаборатории неразрушающего контроля… Да, достигнуты успехи в кооперации с белорусскими предприятиями – только за последний год поставлены на конвейер четыре новых модели тракторов «Беларус», а в декабре 2014 года мы стали лучшим сборочным производством ОАО «Минского тракторного завода» в России. Особенно рад тому, что буквально сейчас мы приступаем к сборке по лицензии Сморгоньского агрегатного завода трактора-красавца, имеющего огромный рыночный потенциал – «Беларус-921-Череповец». Но ведь этот заводской проект был запущен ещё в 2008 году и тогда он многими воспринимался как достаточно спорный. Как, впрочем, и почти все остальные наши начинания.

Всё это нами делается на свой страх и риск. Из более чем двух сотен минипроектов, которые мы запустили за последние четыре года, жизнеспособными оказались не более трети. Диверсификация позволяет держать удар, но при общем росте объёмов производства и численности коллектива его часть сейчас находится под риском сокращения – из-за падения спроса по конкретным направлениям. При этом стоимость обслуживания кредитов сегодня сопоставима с нашим фондом заработной платы и вместе с курсовыми разницами полностью расправилась с нашей прибылью.

Постоянно слушая поток речей о росте инвестиционной привлекательности вокруг нас и о массе якобы действующих программ развития мы пытаемся хоть как-то попасть в это «зазеркалье», но… На ум приходят только слова из песни Высоцкого: «В далёком созвездии Тау Кита все стало для нас непонятно, - сигнал посылаем: "Вы что это там?" - А нас посылают обратно».

Реалии другие. В городской промзоне за последние пять лет не стало централизованной подачи пара, отопления и газа. Каждое предприятие этой зоны решало эти проблемы самостоятельно. Мы оцениваем потери заводских темпов роста, связанных с грандиозными расходами на создание индивидуальных инфраструктурных систем, примерно в миллиард рублей производства в год и триста рабочих мест. И это мы ещё легко отделались – если бы не усилия нынешнего мэра Череповца нам бы вообще не разрешили строить свой газопровод и новый комплекс заводских котельных, а предприятие бы просто умерло. Юрий Кузин реально ломал всех об колено, но предвыборное обещание перед заводчанами сдержал - сделал всё возможное, чтобы предприятие не осталось без тепла и технологического газа.

- И всё же, в интернете достаточно материалов о ваших совместных импортозамещающих проектах с химиками и металлургами, хотя, правда, это всё относится к сотрудничеству за пределами Вологодской области. Неужели вы не можете найти вариантов к организации подобных проектов в Череповце?

- Да, действительно, поставляя свою продукцию на тридцать одно предприятие нефтехимического и нефтеперерабатывающего профиля, с шестью из них мы имеем соглашения об освоении импортозамещающей продукции. Есть соглашения о долгосрочном техническом и коммерческом сотрудничестве с рядом российских металлургических холдингов. Именно благодаря таким документам мы и можем хоть как-то получить необходимый временной лаг не просто для участия в тендерах, но и для соответствующей технической и нередко научной проработки проектов освоения, что позволяет системно повышать уровень конкурентоспособности в борьбе с ранее доминирующим диктатом импортёров. В любом случае наши партнёры не в накладе, так как цена предложения от импортёров всегда после таких мероприятий основательно падает.

Нельзя сказать, что Череповец в этой работе у нас остался в стороне. Когда в два года назад череповецкое отделение РСПП возглавил генеральный директор ОАО «Северсталь-метиз» Александр Шевелёв, то ему удалось организовать диалог и рабочий процесс между представителями предприятий холдинга Северсталь и группой местных предпринимателей. Были намечены мероприятия, ответственные и сроки. Именно тогда ОАО «ЧЛМЗ» смогло получить на рассмотрение некоторую техническую документацию и взяться за освоение. Да, это были заказы всего на один-два миллиона рублей, но процесс был организован, и он пошёл. Через год, получив положительный результат, Северсталь увеличила объёмы заказов на освоение импортозамещающей номенклатуры в несколько раз, было подписано соглашение о стратегическом партнёрстве. Пусть объёмы кооперации пока незначительны, но она действительно выгодна для обеих сторон – достаточно сказать, что для своего машиностроительного передела в 2013 году мы закупили продукции у комбината более двух тысяч тонн, что в денежном выражении значительно превысило наши поставки холдингу. В апреле 2015 года при обсуждении результатов проделанной совместной работы у генерального директора Северстали Сергея Торопова она была признана успешной. Принято решение смелее двигаться в направлении импортозамещения и, где в этом есть смысл, совместно выходить на новые рынки.

Но давайте смотреть правде глаза – работа стала возможной только благодаря общественной активности в свободное от работы время топ-менеджера крупной компании. Делать выводы о системной работе органов государственного управления на этом примере я бы не советовал. Как не крути – чистой воды партизанщина.

автор: Александр Нестеров дата: 22.05.2015 + +20 -

Оставить комментарий:

Если у Вас возникли проблемы с чтением кода, нажмите на картинку с кодом для нового кода.

О миссии журнала «Бизнес и Власть»
banner 51
banner 31
banner 59
banner 55
banner 34
banner 38
banner 54


Новый номер скоро в продаже

6(47) декабрь-январь 2014 года


Мало новостей? Добавь свою!
Новости от «Бизнес и Власть»
на вашем сайте